Моцарт и сальери анализ кто победил. Трагедия Моцарт и Сальери (Пушкин А

Моцарт и сальери анализ кто победил. Трагедия Моцарт и Сальери (Пушкин А

«Моцарт и Сальери» (см. краткое её содержание на нашем сайте) основан на предании, по которому великий Моцарт будто бы погиб, отравленный своим другом, композитором Сальери. Здесь главной темой является страсть зависти. Светлый, жизнерадостный образ Моцарта, его окрыленный гений, оттеняется мрачной фигурой Сальери, который мучительно завидует таланту Моцарта и сам себе в этом сознается (См. Монолог Сальери):

Сам скажу – я ныне
Завистник. Я завидую; глубоко,
Мучительно завидую...

Сальери – музыкант-труженик; он страстно любит музыку, но у него нет творческого дара; он работал над своими композициями упорно, долго, терпеливо, как ремесленник; он сам говорит: «Ремесло поставил я подножием искусству».

Моцарт и Сальери. Иллюстрация М. Врубеля к трагедии А. С. Пушкина, 1884

И вот он видит, что веселый, беспечный юноша, – «гуляка праздный», как он называет Моцарта, без упорного труда, свободно и легко создает гениальные, бессмертные произведения музыки. «Где ж правота», – спрашивает себя Сальери:

Когда священный дар,
Когда бессмертный гений – не в награду
Любви горящей, самоотверженья
Трудов, усердия, молений послан, –
А озаряет голову безумца,
Гуляки праздного!.. О Моцарт, Моцарт! –

Зависть доводит Сальери до мысли убить Моцарта. Он восхищается его гением:

Как некий херувим,
Он несколько занес нам песен райских,
Чтоб, возмутив бескрылое желанье
В нас, чадах праха, после улететь!

Но именно это «бескрылое желанье» упрямого труженика Сальери, «служителя музыки», лишенного таланта, доводит его до преступления. Он старается перед самим собой оправдать свое злодеяние, уверяет себя, что, убивая Моцарта, он тем самым служит искусству, так как Моцарт своим свободным, легким творчеством, без упорного труда и усилий, не поднимает искусство, не приносит пользы искусству. Но как раз перед тем, как Сальери бросает яд в чашу своего друга, Моцарт в случайном разговоре произносит фразу, поражающую Сальери в самое сердце:

Гений и злодейство
Две вещи несовместные –

Значит Сальери не гений? В разговоре Моцарт определяет настоящих «служителей музыки»: они не заботятся «о нуждах низкой жизни», – они целиком «предались вольному искусству».

Нас мало избранных, счастливцев праздных,
Пренебрегающих презренной пользой ,
Единого прекрасного жрецов.

Реквием Моцарта

Каждое слово Моцарта бичует Сальери. Он плачет, слушая дивные звуки Реквиема, погребального гимна, сочиненного Моцартом, как будто для себя – но уже не в силах остановить совершенного злодейства. Моцарт обречён на гибель.

Индивидуалистическое сознание и «ужасные сердца» пушкинских героев характерны для «ужасного века».

Тема «ужасного века, ужасных сердец» продолжается и в трагедии «Моцарт и Сальери». Сальери, как и Барон, одержим стремлением утвердить себя рядом и наравне с гениями.

Пушкин начинает трагедию с того момента, когда в жизни Сальери наступил перелом. «Перерожденный» Сальери произносит монолог, в котором обозревает всю прошлую жизнь и исследует причины своего теперешнего состояния. Именно сейчас, в данную минуту, у него «прояснился» ум, и он осознал, что новая идея-страсть овладела им.

Позади остались юношеские годы, мечты, надежды, упорный труд, медленное восхождение к вершинам мастерства. Сальери достиг в искусстве «степени высокой», ему «улыбнулась» слава, он был «счастлив». Наделенный «любовию к искусству», тонко чувствующий гармонию и способный к искреннему наслаждению ею, он вложил все духовные силы и волю в изучение тайн музыки. На пути к их постижению он не однажды «забывал» старые традиции и устремлялся навстречу новым знаниям, возвышаясь в собственных глазах своим упорством, постоянством. Счастье, слава, покой пришли к Сальери благодаря «трудам, усердию, молениям». Сальери получил их за преданность искусству в качестве законной мзды.

Но... явился Моцарт, и спокойствие оставило Сальери. Слава Моцарта - слава его гения, его природного дара. И Сальери понимает, что одаренности можно противопоставить только одаренность, а не жертвы, принесенные ради искусства и тем более ради себя. «Бессмертный гений» дан «счастливцу праздному», как называет себя Моцарт. Перед этим бесспорным фактом меркнут все усилия Сальери. В Моцарте сосредоточивается враждебное Сальери творческое начало, свойственное самой жизни, самому бытию, вечно созидающей природе. В «бунте» Сальери совместились и грозное своеволие индивидуалистического протеста, и мелочное чувство зависти. Он и страшен, покушаясь в мрачном одиночестве восстановить былое спокойствие ценой гибели Моцарта, и беззащитен, беспомощен перед очевидностью его творческой мощи.

Некогда «гордый» Сальери стал «завистником презренным», ополчился в черной злобе на весь мир и избрал жертвой своего друга Моцарта. Гениальность Моцарта кажется ему причиной его несчастий. Но разве Моцарт мешает ему жить и творить? Конечно, нет! Он даже не подозревает о мучениях Сальери.

Что же обусловило нравственное падение Сальери? Почему зависть обрела такую власть над Сальери, что он решился на преступление?

Действие трагедии «Моцарт и Сальери» развертывается в XVIII веке, в то время, когда господствовала рационалистическая философия. Она учила, что все в мире расчислено. Сальери твердо усвоил механическую рассудочность столетия. Музыкальные занятия он подчинил сухой и мертвенной логике. Композитор для него замкнут в сфере одних только музыкальных созвучий, и высокое искусство существует вне жизни. Моцарта Сальери тоже разделил на Моцарта-человека и Моцарта-композитора. По его понятиям, гений ничем не похож на простых смертных, а Моцарт - в его гениальности Сальери не сомневается - противоречит его идеалу: обыкновенный человек, он играет на полу со своим мальчишкой, влюбляется, слушает дурное исполнение нищего скрипача, не придает никакого значения тому, что он «бог» в музыке, и встречает шуткой слова Сальери, который не в силах принять единство в Моцарте гениального и обыкновенного, «гуляки праздного» и «херувима», «творца райских песен». В этом и усматривает Сальери роковую «ошибку» природы. Ведь у самого Сальери все наоборот: чтобы стать музыкантом, он презрел жизнь («Отверг я рано праздные забавы; науки, чуждые музыке, были постылы мне; упрямо и надменно от них отрекся я и предался одной музыке»). Он откровенно признается: «Хоть мало жизнь люблю». Разделив сферы жизни и музыки, Сальери постоянно разрушает гармонию. Потому-то и вдохновение приходит к нему не часто. Он охотнее наслаждается чужими произведениями, чем творит свои.

В рационалистической эстетике XVIII века был распространен и другой взгляд: считалось, что талант сам по себе - ничто и как таковой не имеет ценности. Величие таланта зависит от того, какую пользу он приносит искусству или воспитанию нравственности. В Сальери борется грубо-утилитарное представление об искусстве и непосредственное, живое чувство прекрасного, но побеждает все-таки первое. Моцарт, по мнению Сальери, совершенно бесполезен. Он «возмущает» в людях «желанье», раздвигает перед ними горизонты идеала, но смертные - «чада праха» - никогда его не достигнут, потому что для надменного Сальери люди - существа низкие. Пробужденное музыкой Моцарта «желанье» останется «бескрылым»: люди неспособны подняться на более высокую духовную ступень. И этот антигуманный взгляд Сальери обнажает его собственную нравственную испорченность. Сальери, например, не верит, что Бомарше - отравитель, но объясняет это заурядностью его натуры, открыто презирая человеческие качества своего друга («Смешон для ремесла такого»). Моцарт, напротив, убежден в нравственной чистоте Бомарше-человека, и основанием служит для Моцарта гениальность Бомарше-драматурга. Сальери, таким образом, ненавидит Моцарта и за его веру в нравственное богатство человека, в способность человека к духовному росту.

Столь же решительно отрицает Сальери и «пользу» Моцарта для искусства. Он воспринимает музыку по преимуществу как сумму технических приемов, с помощью которых выражается гармония. Но, если можно научиться «приемам», то гармонии нельзя - она неповторима. Следовательно,

Что пользы, если Моцарт будет жив И новой высоты еще достигнет? Подымет ли он тем искусство? Нет; Оно падет опять, как он исчезнет: Наследника нам не оставит он.

В этом суждении Сальери заключен и другой смысл: поскольку «приемы», «тайны» доступны только посвященным, жрецам, «служителям музыки», то искусство предназначено для них. Посторонних Сальери не впускает в храм искусства. Такому кастовому - и по существу своему антидемократическому - пониманию искусства совершенно чужд Моцарт.

Многочисленные аргументы, приводимые Сальери, закрепляются им в понятии «долга». Торжество «долга» обычно означало победу разума над страстями. Рассудочный Сальери стремится убедить себя в том, что он овладел своими страстями и подчинил их разуму. На самом же деле страсти владеют им, а разум стал их послушным слугой. Так в рационализме Сальери Пушкин обнаруживает черту, более свойственную индивидуалистическому сознанию, роднящую Сальери с мрачными и своевольными героями «жестокого века». Пушкин последовательно снял все логические умозаключения Сальери, заставил его самораскрыться и обнаружить мелкую, низменную страсть, которая движет Сальери и которой он не может противиться.

Однако исполнение «тяжкого долга» вновь возвращает Сальери к исходному моменту. Слова Моцарта и он сам оживают в его уме:

Но ужель он прав, И я не гений? Гений и злодейство Две вещи несовместные. Неправда...

Опять Сальери сталкивается с «ошибкой» природы. Ссылка на Буонарроти лишь оттеняет тот бесспорный факт, что в основе зависти Сальери лежат не высшие соображения о музыке, а мелочное и суетное тщеславие. «Тяжкий долг» Сальери получает точное и прямое обозначение- злодейство. Так Пушкин восстанавливает объективный смысл совершенных Сальери действий.

Неизмеримо трагичнее судьба Моцарта, гения, вынужденного творить в обществе, где царят зависть, тщеславие, где возникают преступные идеи и находятся люди, готовые их осуществить. Он, как гений, ощущает опасность, но не знает, что она исходит от его друга Сальери. Недаром его посещают печальные настроения и он чувствует приближение смерти.

Пушкин создал выразительный символический образ враждебного Моцарту мира, представший композитору в виде черного человека. Если в первой сцене Моцарт весел, то во второй он пасмурен и томим предчувствиями близкой кончины: его воображение преследует черный человек. Ему кажется, будто черный человек «сам-третей» сидит с ним и Сальери. Вслед за этим он вспоминает легенду о Бомарше, друге Сальери, но отказывается верить ей.

Предмет: русская литература класс6 7 уроки: 19-20

Тема:А.С. Пушкин. «Моцарт и Сальери». Нравственная идея трагедии.

РР: Анализ драматургических произведений

Цели:

    создание условий для проблемного анализа трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери», совершенствование навыков работы с текстом художественного произведения;

    развитие мыслительной деятельности, аналитических умений и навыков;

    формирование положительных нравственных ориентаций.

Методические приемы: мини-лекция, беседа, сообщения учащихся, работа с текстом художественного произведения, просмотр слайдов по теме урока.

Организационные формы: фронтальная (лекция учителя, беседа,просмотр слайдов), групповая (анализ текста), индивидуальная (проблемный вопрос, тестирование).

Материалы к уроку: текст трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери», , рабочие карты урока ( ), карточки с заданиями для работы в группах ( ), тесты для контроля знаний по теме урока ( ).

Ход урока

I. Орг.момент

(звуковой фрагмент)

II. Тема и цель урока

    сообщение темы урока;

    проблемный вопрос;

    постановка цели (обсуждение в группах, заполнение рабочей карты).

III. Объяснение нового материала

1. Из истории создания «Маленьких трагедий»

(лекция учителя с элементами беседы сопровождается слайд-презентацией)

В 1830 году в Болдино Пушкин написал четыре пьесы: «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы».

В письме П.А. Плетневу Пушкин сообщал, что привез «несколько драматических сцен, или маленьких трагедий».

Пьесы стали называть «Маленькими трагедиями». Они действительно невелики по объему, имеют малое количество сцен и персонажей. «Драматические сцены», «Драматические очерки», «Драматические изучения» – такие названия хотел дать своим пьесам А.С. Пушкин, подчеркивая их отличие от традиционных.

Для «Маленьких трагедий» характерно быстрое развитие действия, острый драматический конфликт, глубина проникновения в психологию героев, охваченных сильной страстью, правдивое изображение характеров, отличающихся многогранностью, индивидуальными и типическими чертами.

В «Маленьких трагедиях» показаны всепоглощающие душу человека страсти или пороки:

    гордость, презирающая всех;

    жадность, не дающая человеку и минуты подумать о духовном;

    зависть, доводящая до злодеяния;

    чревоугодие, не знающее никаких постов, соединенное со страстной привязанностью к различным увеселениям;

    гнев, вызывающий страшные разрушительные действия.

В «Скупом рыцаре» отразилось средневековье Западной Европы, быт и нравы рыцарского замка, показана власть золота над душой человека.

В «Каменном госте» по-новому разработана старинная испанская легенда о Дон-Жуане, живущем только для себя, не считающемся с нравственными нормами; смелость, ловкость, остроумие – все эти качества он направил на удовлетворение своих желаний в погоне за удовольствиями.

«Пир во время чумы» – философское размышление о поведении человека перед опасностью смерти.

2. Тема трагедии «Моцарт и Сальери»

Какая же тема раскрыта в трагедии «Моцарт и Сальери»? (В «Моцарте и Сальери» раскрылась губительная сила зависти.)

Тема – художественное творчество и зависть как всепоглощающая душу человека страсть, приводящая его к злодейству. Сохранилось первоначальное название трагедии «Зависть», во многом определяющее ее тему.

3. Легенда и факты жизни Моцарта и Сальери.

(сообщения учеников)

Героями трагедии являются реальные люди: австрийский композитор Вольфганг Амадей Моцарт (1756-1791) и итальянский композитор, дирижер, педагог Антонио Сальери (1750-1825).

Вольфганг Амадей Моцарт – австрийский композитор. Моцарт сочинял музыку с пяти лет. В четырнадцать – стал придворным музыкантом в Зальцбурге. Затем жил и работал в Вене. Бывал в Италии, был избран членом Филармонической академии в Болонье. В 1787 году состоялось первое представление в Праге его оперы «Дон-Жуан». В следующем году она была поставлена в Вене, здесь присутствовал Сальери.

Высокую гармонию, изящество, благородство, гуманистическую направленность произведений Моцарта отмечали его современники. Критики писали, что его музыка «полна света, мира и душевной ясности, как будто земные страдания пробуждали только одни Божественные стороны этого человека, а если по временам и проносится тень скорби, то в ней виден душевный мир, проистекающий из полной покорности Провидению». Музыка Моцарта самобытна и оригинальна. Он создал 628 произведений, в том числе 17 опер: «Свадьба Фигаро», «Дон-Жуан», «Волшебная флейта» и др.

«Реквием» – произведение, над которым Моцарт работал перед смертью, так и осталось незавершенным.

Реквием – траурное вокальное или вокально-инструментальное музыкальное произведение. (Звуковой фрагмент)

С преждевременной, ранней смертью Моцарта связана легенда о его отравлении Сальери, который с 1766 года жил и работал в Вене, являлся придворным камерным дирижером и композитором итальянской оперы в Вене. Затем уехал в Париж, где сблизился с композитором Глюком, стал его учеником и последователем. Вернувшись в Вену, занял должность придворного дирижера. Учениками Сальери были Л. ван Бетховен, Ф. Лист, Ф. Шуберт. Сальери написал 39 опер: «Та-рар», «Фальстаф» (комическая опера) и др.

Версия о том, что Сальери якобы отравил Моцарта, не имеет точного подтверждения и остается легендой. Она основана на распространившемся в немецкой прессе утверждении, будто Сальери на ложе смерти исповедался в грехе убийства Моцарта.

Почему А.С. Пушкина заинтересовала легенда об отравлении Моцарта? (Легенда об отравлении Моцарта интересовала Пушкина потому, что позволяла раскрыть психологические причины рождения в душе человека зависти, ведущей его к непримиримому конфликту и к преступлению. Исторические лица, документальные факты из жизни приобрели художественное обобщение.)

4. Герои трагедии

    (РАБОТА В ГРУППАХ)

МОЦАРТ – КОМПОЗИТОР, ПОЛЬЗУЮЩИЙСЯ ИЗВЕСТНОСТЬЮ И СЛАВОЙ. Как человек он считает разумным и справедливым Божественный миропорядок. Он принимает земную жизнь с ее радостями и страданиями, постигает высокие идеалы, идущие от Бога. Моцарт – гений, он избран небом, чтобы передать людям в гармонии музыки добро и красоту как непреходящие, вечные ценности.

Сальери осознает гениальность Моцарта.

Сальери

Какая глубина!
Какая смелость и какая стройность!
Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь;

Я знаю, я.

Сам Моцарт понимает, что служителей прекрасного на земле мало, если бы всем был дан дар творчества,

тогда б не мог
И мир существовать; никто б не стал
Заботиться о нуждах низкой жизни;

Все предались бы вольному искусству.

Осознавая свой дар, Моцарт чувствует себя обычным смертным. Назвавшему его богом Сальери он шутливо отвечает:

Ба! право? может быть...
Но божество мое проголодалось.

Веселый, беспечный от безмерности таланта, глубоко человечный Моцарт создает свои произведения легко, словно они возникают сами собой. Это не результат упорного труда и знания технических приемов, а Божественный дар – гениальность. Вместе с тем он не скрывает, что его произведения – плоды «бессонниц, легких вдохновений»:

Сальери

Что ты мне принес?

Моцарт

Нет – так; безделицу. Намедни ночью
Бессонница моя меня томила.

И в голову пришли мне две-три мысли.

Сегодня их я набросал. Хотелось

Твое мне слышать мненье...

Жизнь и искусство для Моцарта – единое целое. Истинный художник, он творит не ради личной выгоды, «презренной пользы», а ради самого искусства. Истинный художник отдает себя искусству, не требуя взамен славы – такова точка зрения Моцарта. Его музыка популярна, об этом свидетельствует ее исполнение слепым скрипачом из трактира, он не может видеть нот и запомнил и ее, и другие произведения композитора на слух. В трактире скрипач исполнял арию Керубино из оперы «Женитьба Фигаро», а у Сальери – арию из оперы «Дон-Жуан». Неточное исполнение смешит Моцарта, он не испытывает к старику презрения, благодарит за труд.

Моцарта тревожит мрачное предчувствие, его черный человек – олицетворение смерти. Свою тревогу он не связывает с Сальери, которого считает своим другом и гениальным композитором. И это вполне понятно: Моцарт не знает зависти, не способен на злодейство. Он убежден, что «избранник небес – гений, являющий в своем искусстве образцы совершенства, высокие идеалы, – не может совершить злодейство:

Моцарт

Он же гений.
Как ты да я. А гений и злодейство –
Две вещи несовместные. Не правда ль?

«Заметьте: Моцарт не только не отвергает подносимого ему другими титула гения, но и сам называет себя гением, вместе с тем называя гением и Сальери. В этом видны удивительное добродушие и беспечность: для Моцарта слово "гений" нипочем; скажите ему, что он гений, он преважно согласится с этим; начните доказывать ему, что он вовсе не гений, он согласится и с этим, и в обоих случаях равно искренно. В лице Моцарта Пушкин представил тип непосредственной гениальности, которая проявляет себя без усилия, без расчета на успех, нисколько не подозревая своего величия. Нельзя сказать, чтобы все гении были таковы; но такие особенно невыносимы для талантов вроде Сальери», – писал В.Г. Белинский в одиннадцатой статье «О творчестве Пушкина».

Сальери тоже принадлежит к миру искусства, он тоже известный композитор. Но его отношение к Божественному миропорядку иное, чем у Моцарта:

Все говорят: нет правды на земле.
Но правды нет – и выше. Для меня

Так это ясно, как простая гамма.

Этими словами Сальери начинается трагедия. В них выражено его противостояние Божественному миропорядку, его конфликт с жизнью. Служа искусству, Сальери поставил целью добиться славы, он любит искусство и не любит жизнь, он отгородился от нее, стал заниматься только музыкой:

Сальери

Отверг я рано праздные забавы;
Науки, чуждые музыке, были

Постылы мне; упрямо и надменно

От них отрекся я и предался

Одной музыке. <...>
Ремесло

Поставил я подножием искусству...

В его музыке «гармония» поверялась «алгеброй», умерщвленная музыка препарировалась, как труп. Иными словами, она создавалась на основе владения техническими приемами. Сальери не понимал, что подлинное художественное произведение невозможно сконструировать чисто технически, оно всегда плод вдохновения, даруемого свыше. Он стал последователем Глюка и упорным трудом наконец добился признания и славы, потому считает служение искусству своим подвигом и с презрением относится к непосвященным, возносится над ними, считая ремесленниками.

Почему в душе Сальери, как он сам говорит об этом, рождается непримиримая зависть к Моцарту? Сальери понял, что Моцарт наделен Божьим даром, и не может принять того, что этот дар дан обыкновенному человеку, «гуляке праздному», а не ему, неустанному труженику. Он завидует гениальности друга. Некоторые исследователи полагают, что в его словах, сравнивающих завистника со змеей, отражается понимание зависти как бесовского наваждения, ибо змея – одна из ипостасей сатаны. Так соединяются непримиримые конфликты Сальери с миропорядком и с Моцартом. Сальери берет на себя право исправить, как ему кажется, несправедливость неба.

Он осознает, что музыка Моцарта бессмертна и, пытаясь найти оправдание своему злодеянию, все больше и больше раскрывает злобную сущность как человек и посредственность как композитор. Он говорит о своей «глухой» славе, о том, что принадлежит к «чадам праха». Он много лет носит яд, бывший «даром любви», и отправляет его в «чашу дружбы».

Сальери, отравив Моцарта, слушает его игру и плачет. Но не гармония музыки, как думает Моцарт, трогает убийцу: теперь не будет друга и он почувствует себя гением. Злодейство свершилось, но в душе Сальери нет покоя:

Ты заснешь
Надолго, Моцарт! Но ужель он прав,
И я не гений? Гений и злодейство

Две вещи несовместные.

IV. Итоги урока.

    ответ на проблемный вопрос (индивидуально)

Моцарт был убежден в этой вечной, непреходящей истине, он – гений. Совершивший убийство Сальери – злодей. Так раскрывается идейный смысл трагедии А.С. Пушкина.

    заполнение рабочей карты

V. Домашнее задание

1. Каким образом можно бороться с таким чувством как зависть? (напишите свои рецепты)

2 . О твет на вопрос «Какие жизненные уроки дает нам изучение классики?» (на примере трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери»)

Список использованной литературы и материалов:

    А.С. Пушкин «Моцарт и Сальери»

    Пушкин в школе. Пособие для учителей, студентов, учащихся старших классов. Сост. В.Я.Коровина. – М.: РОСТ, 1999

    Калганова Т.А. – Изучение трагедии А.С.Пушкина «Моцарт и Сальери». Материалы к уроку. X класс// Уроки литературы, 2005. - № 6. – С.7

В трагедии «Моцарт и Сальери» (1830) в конфликте участвуют всего два персонажа - Моцарт и его антагонист Сальери. Оба образа художественно вымышлены и лишь условно совпадают со своими историческими прототипами - австрийским композитором Моцартом и итальянским композитором Сальери, жившим в Вене с 1766 по 1825 год.

Хотя Моцарт и Сальери принадлежат к «избранникам небес», к людям искусства, они противоположны по своему отношению к миру, к Божественному миропорядку. Бытие устроено, уверен Моцарт, справедливо и в принципе гармонично: земля и небо находятся в подвижном равновесии. Земная жизнь разделена на «прозу» и «поэзию», в ней есть жизнь низкая и жизнь высокая.

Высокая жизнь содержит черты и признаки небесной, давая представление об идеале и райском блаженстве. Лишь немногим избранным дается счастье ощутить идеал и передать гармонию бытия, остальные люди пребывают в низкой жизни, погружены в заботы дня, и гармония бытия от них скрыта. Но без таких людей не мог бы «мир существовать».

Высшее предназначение «избранников», которых «мало»,- чувствовать и воплощать мировую гармонию, являть в искусстве (в поэзии, в музыке) образ совершенства. Искусство остается искусством лишь в том случае, когда оно отказывается от «презренной пользы» - наставлять, поучать, когда оно сотворяется не ради корысти, а ради самого искусства. Так смотрит и должен смотреть художник на свое творчество. Тут Пушкин передал свое творческое самоощущение, известное нам по другим его произведениям.

Не ради нужд «презренной жизни» композитор сочиняет музыку. Но это не значит, что он презирает людей, погруженных в житейскую прозу, или избегает изображения картин низкой жизни. Для Моцарта низкая жизнь составляет часть всего бытия, но отмеченность Божьим даром налагает на него как на художника особую предназначенность, не возвышающую над людьми, а отличающую от них. Ощущая свою избранность, он следует «веленью Божию», и это веление предуказывает композитору оставить «нужды низкой жизни», презреть ее «пользу, ее выгоды, ее корысть». Искусство требует полной самоотдачи, ничего не обещая взамен - ни наград, ни славы.

Пушкин не отвергает идею «служенья муз», и это сближает Моцарта и Сальери. Однако Сальери расходится с Моцартом в том, что ждет от своего труда «презренной пользы» - славы, благодарности толпы («...я в сердцах людей/ Нашел созвучия своим созданьям»), наград. Он не отмечен «избранностью», добивается ее «в награду/ Любви горящей, самоотверженья,/ Трудов, усердия, молений...» и таким путем хочет войти в круг избранных, «жрецов». Но как бы Сальери ни стремился стать «жрецом», в глубине души он ощущает себя всетаки не среди избранных, а среди «чад праха». Моцарта же воспринимает как Бога, как «херувима», т. е. посланца небес, который «занес нам песен райских». Между тем Моцарт чувствует, что, несмотря на снизошедшую на него Божью благодать, он вовсе не Бог, а обычный смертный («Сальери. Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь./ Я знаю, я. Моцарт. Ба! право? может быть.../ Но божество мое проголодалось»).

Если для Моцарта «жизнь» и «музыка» - два созвучия бытия, обеспеченные соразмерностью счастья и горя, радости и грусти, веселья и печали, то для Сальери «жизни» как бы не существует. К одному из созвучий бытия Сальери глух. С рокового осознания крушения мира, Божественного миропорядка в уме и в душе Сальери начинается трагедия. Чувствуя и остро переживая гармонию в музыке, Сальери потерял дар слышать гармонию бытия. Отсюда проистекает демонический бунт Сальери против миропорядка. Сальери любит одиночество. Он изображен Пушкиным то мальчиком в церкви, то в «безмолвной келье», то наедине с собой, отгороженный от жизни. Рисуя духовный облик Сальери, Пушкин не однажды со- провождает его образами смерти. Даже занятия Сальери музыкой наполнены холодом, умерщвляющим чувствительность, бездушным ремеслом, доведенным до автоматизма.

В отличие от Моцарта Сальери действительно презирает «низкую жизнь» и жизнь вообще. «Мало жизнь люблю»,- признается он. Обособившись от жизни, Сальери принес себя в жертву искусству, сотворив кумир, которому стал поклоняться. Самоотверженность Сальери превратила его в «аскета», лишила полноты живых ощущений. У него нет того разнообразия настроений, какие испытывает Моцарт, в его переживаниях преобладает один тон - подчеркнуто суровая серьезность. Музыка становится для Сальери подвигом священнодействия. Он «жрец» не в переносном, а в прямом смысле. Как «жрец», он совершает таинство и возносится над людьми непосвященными. Дар музыканта не столько отличает Сальери от людей, сколько, в противовес Моцарту, возвышает над ними, позволяя композитору стать вне обычной жизни. Дурное исполнение скрипача, вызывающее у Моцарта смех, но никак не презрение к человеку, Сальери воспринимает как оскорбление искусства, Моцарта и лично нанесенную обиду, дающую ему право презирать слепого старика.

Поскольку отношение Сальери к искусству серьезное, а у Моцарта, напротив, беспечное, то Моцарт кажется Сальери загадкой природы, несправедливостью неба, воплощением «божественной ошибки». Гений дан Моцарту не в награду за труды и отказ от «праздных забав», а просто так, ни за что, по роковой случайности. Пуш- кин передал Моцарту часть своей души. В своих произведениях он и себя постоянно называл беспечным и праздным певцом. Моцарт для Пушкина - «идеальный образ» художника-творца, не имеющий аналогий с образами художников, созданных европейской литературой и в известной мере порывающий с типичными представлениями. Моцарт у Пушкина - избранник, отмеченный судьбой, осененный свыше.

Пушкин исключил связь между гениальностью и трудом. Он лишь намекнул, что Моцарта «тревожат» музыкальные идеи, что он постоянно думает о реквиеме, который не дает ему покоя. Неутомимым и самоотверженным тружеником Пушкин вывел Сальери. Гениальность не следствие труда и не награда за труд. Ни любовь к искусству, ни усердие не сообщают художнику гениальности, если он не наделен ею свыше. Конечно, Пушкина нельзя заподозрить в недооценке труда, но ему важно обнажить мысль: беспечный Моцарт «избран» небом, труженик Сальери не избран. Моцарт сочиняет музыку, он наполнен музыкальными темами. О творчестве Сальери упоминается в прошедшем времени. Он лишь рассуждает о музыке, вдохновляется чужой гармонией, но ничего не создает.

Сальери не может смириться не с гениальностью Моцарта, а с тем, что гений достался даром ничтожному, по его мнению, человеку, этой гениальности недостойному. И не только от себя, но и от лица всех жрецов музыки, служителей искусства Сальери берет обязанность, священный долг восстановить справедливость, исправить ошибку небес.

Избранность Моцарта - искусство, гармония, «единое прекрасное». Избранность Сальери - убийство ради искусства.

Все эти софизмы (ложные умозаключения) Сальери отвергаются Моцартом. Особенно выразительна сцена, где Сальери на глазах Моцарта бросает яд в его стакан. Бытовой жест здесь прямо переходит в жест философский, и обыкновенный яд превращается в «яд мысли».

Моцарт принимает вызов Сальери и своей смертью опровергает и его рассуждения, и его преступление. Эта сцена ясно дает понять, что Сальери предназначен судьбой не в гении, а в человекоубийцы. Для того чтобы восстановить нарушенный миропорядок, Сальери отделяет Моцарта-человека от Моцарта-композитора, «праздного гуляку» от его вдохновенной музыки. Он ставит перед собой неразрешимую задачу - «очистить» гений Моцарта от беспечного баловня судьбы, спасти музыку, убив ее творца. Но так как Сальери понимает, что, отравив Моцарта, он убьет и его гений, то ему нужны веские доводы, подкрепленные высокими соображениями о служении музам. «Что пользы, если Моцарт будет жив/ И новой высоты еще достигнет?/ Подымет ли он тем искусство?» - спрашивает себя Сальери и отвечает: «Нет...»

Трагедия Сальери не только в том, что он отделил «жизнь» от «музыки» и «музыку» от «жизни». Сальери не «избран», не отмечен милостью Бога. Он думает, что преданность музыке должна быть вознаграждена, и хочет получить награду - стать гениальным - от самой музыки. Но награждает гениальностью не музыка. Награждает Бог. Таков естественный закон бытия, лежащий в его основе. Сальери отрицает закон Бога и вместо него выдвигает свой, личный, оказываясь в нравственной ловушке. Оставаясь последовательным, он должен убить и Моцарта-человека, и Моцарта-композитора. Утешительная идея о бессмертии вдохновенной музыки Моцарта после его смерти не спасает. Сальери приходится считаться с тем, что по его вине гибнет гений. Это сознание для Сальери трагично, оно проникает в его душу. Он хочет продлить наслаждение музыкой Моцарта и одновременно страдает, не в силах противиться «тяжкому долгу», будто бы выпавшему на него свыше.

Однако убийство Моцарта возвращает Сальери к новой трагической ситуации - он уже навсегда выпадает из числа гениев: замаскированное оправданиями отравление Моцарта получает точное и прямое название - «злодейство» .

Вопросы и задания

  1. Что сближает Моцарта и Сальери и что их разъединяет?
  2. Почему Сальери презирает жизнь, презирает слепого старика?
  3. Постарайтесь дать характеристику каждому герою, цитируя пушкинский текст.
  4. Какой герой произнес слова: «...Гений и злодейство -/ Две вещи несовместные»? Как характер и поступки персонажей произведения «Моцарт и Сальери» в той или иной степени связаны с этой фразой?

«Моцарт и Сальери» — это второе произведение Пушкина из цикла «Маленькие трагедии». Оно основано на легенде о неожиданной и загадочной смерти гениального композитора из Австрии – Вольфганга Амадея Моцарта. Вокруг безвременной смерти этого композитора ходили легенды. это драматическое произведение, написанное в жанре трагедии. Пьеса состоит из двух сцен. Все монологи и диалоги написаны белым стихом. Первая сцена происходит в комнате Сальери. Ее можно назвать экспозицией трагедии.

Сальери находится в комнате один. В своем монологе он обрисовывает свой характер, свое воспитание, тайные мысли. Он осознает великий талант Моцарта, божественность его музыки и зависть гложет его душу. В этой же сцене раскрываются дружба и вражда Моцарта и Сальери. В комнату входит Моцарт со слепым скрипачом, и просит того исполнить его произведение. Скрипач играет, но играет скверно на своей старой, плохо звучащей скрипке, чем просто развлекает молодого композитора.

Современники Моцарта помнят его, как человека веселого, жизнерадостного, Такова и его музыка – легкая оптимистичная. Поэтому она быстро находила своего слушателя. В трагедии Моцарт тоже показан таким же оптимистичным, радостным человеком. По крайней мере, таким он выглядит в первой сцене трагедии.

В противовес ему Сальери выглядит мрачным и недовольным. Он вполне искренне восторгается произведением, которое наигрывает ему на пианино Моцарт. Но зависть, коварным червем разъедает его душу. В эту минуту в душе Сальери рождается замысел отравить его тем ядом, который у него хранился 18 лет.

Действие второй сцены происходит в трактире Золотой Лев, куда Сальери приносит яд. Он высыпает порошок в шампанское. Моцарт рассказывает другу о странном мистическом заказчике, который заказал ему Реквием, и теперь словно тень преследует его всюду. Этот «человек в черном» — прообраз смерти. Выпив отравленное шампанское, Моцарт садится за пианино и играет Реквием. Яд постепенно действует, Моцарту становится хуже, он уходит из трактира. Отравленный Моцарт и тут оказывается выше завистливого соперника. Он произносит слова, которые попросту сражают Сальери наповал. Моцарт говорит:

А гений и злодейство -
Две вещи несовместные.

И этими словами сам того не подозревая, он заставил своего приятеля усомниться в собственной гениальности. Сальери пытается оправдать себя. По сути, он не решил своей главной проблемы. В этой фразе, заключается главная мысль произведения. Не случайно, в пьесе она произносится дважды.

Пушкин – гений верил в то, что гений и злодейство – две вещи несовместные. Можно быть гением, а можно быть ремесленником. Сальери в отличие от Моцарта – ремесленник. Он мог быть придворным композитором и музыкантом, а Моцарта слушали все. И слепой музыкант играл на улице не музыку Сальери, а Моцарта, подобрав ее на слух. Зависть – один из семи смертных грехов составляют тему и идею этой трагедии. В этой маленькой трагедии зависть убивает Гения ядом. Но кто как не Пушкин – вечная жертва людской зависти – мог знать, как людская зависть способна отравлять существование.

При всем уважении к известному литературному критику В. Белинскому, невозможно согласиться с его анализом произведения, и особенно с его мнением о том, что Моцарт и Сальери – вымышленные . Это произведение – историческая трагедия. Но Пушкин в ее написании опирался на газетные и журнальные заметки, сплетни. Искаженная информация нередко порождает неверные выводы и умозаключения.

Моцарт и Сальери знали друг друга много лет и даже дружили. Но нельзя исключать и такого варианта, что зависть была обоюдной. Сальери завидовал Моцарту в том, с какой легкостью давались ему композиции, как живо и непринужденно звучала музыка гениального Моцарта. А Моцарт и особенно его отец, злились тому, что какой-то инородный «итальяшка» был придворным музыкантом, завидовали его положению в венском обществе.

И еще: известно, что Вольфганг Моцарт умер естественной смертью, он вовсе не был отравлен, и Сальери никак не причастен к его смерти.




Top